Тибетская медицина. Язык, теория, практика

 

При подходе к изучению тибетской медицины перед нами встает проблема понимания и адекватной интерпретации тибетских медицинских текстов как целого. Как полагает С. М. Аникеева [19, с. 265], "для выявления всей полноты содержания медицинских трактатов, правильной интерпретации их теоретических и практических положений необходим филологический анализ языка в целом и в особенности семантики важнейших терминов и понятий индо-тибетской медицины".

Необходимость такого рода исследования возникла в связи с расширяющимся изучением тибетской медицины как в нашей стране, так и за рубежом. При этом задача адекватной передачи содержания тибетских медицинских трактатов на русском языке осложняется тем, что в силу различия культурных традиций далеко не все тибетские термины могут быть однозначно переданы средствами русского языка; значение этих терминов не может быть выявлено путем построения дефиниции, как это принято в отношении современных терминов; соотнесение термина и понятия вытекает из иных посылок, чем те, которыми руководствуется современная научная мысль.

Учитывая сложность поставленной задачи, следует обратить внимание на возможность использования опыта тибетских переводчиков, той методики перевода, которую они выработали для работы над переводами оригинальных санскритских текстов на тибетский язык: "Эти переводы всегда делались коллегией, составленной из компетентных индийских пандитов и ученых - тибетских переводчиков (лоцзава). Большое внимание уделялось верной передаче оригинала. В Индию посылались специальные экспедиции для поиска древних и заслуживающих доверия рукописей, переводы затем корректировались ученой коллегией согласно новейшим изысканиям. Нет надобности творить, что и индийские пандиты, и тибетские лоцзавы были глубокими знатоками всех технических трудностей санскритской грамматики, поэтики, философии и других средневековых индийских наук" [96, с. 1 ].

Вообще эти переводы отличались показательной точностью передачи содержания санскритских текстов на тибетском языке. Техника перевода была отточена до того, что санскритские тексты наконец стали переводиться слово в слово, несмотря на огромную разницу между морфологическими и синтаксическими структурами тибетского и санскритского языков. Первые переводы с санскрита на тибетский язык (VII в.) содержали массу санскритских слов. Так, вместо позднейшего " 'od dpag med" писали "a mi tha bha" (имя одного из будд), вместо "bskal pa" - "kalpa" (мировой период) и т. д. Следует отметить, что среди старых южных школ до сих пор используются тексты, изобилующие санскритизмами.

На следующем этапе, практически синхронном первому, в течение почти 200 лет шло как бы "привыкание ума" тибетцев к восприятию всего содержания, вкладываемого в то или иное слово, функционирующее как термин, в ту или иную фразу, в целостный текст: тексты изучались, комментировались, непонятные слова разъяснялись. Наконец, в IX в. в правление царя Ралпачана, стала возможной реформа языка, когда все санскритские термины, равно как и имена собственные, стали передаваться тибетскими словами, что дало толчок дальнейшему развитию научной тибетской терминологии [3, л. 29а; 70, с. 26].

Основным текстом, на который опирается тибетская медицинская традиция, являются известные "Четыре Тантры" [1 ], на которые написано множество комментаторских работ. Однако к этим текстам ни в коей мере нельзя подходить как к сумме медицинских теоретических положений и практических рекомендаций без учета их места в системе ценностей тибетской оригинальной культуры.

Терминология, принятая тибетскими авторами для обозначения медицинских реалий, не обязательно прямо сопоставима с современной. А поскольку в науке "соотнесенность термина и понятия выступает на первый план" [71, с. 47], определение семантического диапазона важнейших медицинских терминов также выступает на первый план при подходе к изучению тибетских медицинских текстов.

Что касается самих текстов, то в том виде, как они предстают перед нами, "Четыре Тантры" существуют, по-видимому, без существенных изменений с XIII в. со времени их окончательной редакции, подготовленной Ютогбой Йондан-Гомбо Младшим (1127-1203) [94, с. б]. Автором первоисточника, на который опирались автор или редактор дошедшего до нас текста, тибетская медицинская традиция называет современника Будды Шакья-Муни известного врача Кумарадживу (Дживаку Кумару) (к воплощению мысли Учителя Врачевания в "Четырех Тантрах" принято обращение "Дживака" Ctsho byed)). Очевидно, на основе этого первоисточника составлен текст, который в VIII в. в правление царя Тисрон-Дэвцзана (755-797), был переведен с санскритского оригинала на тибетский язык переводчиком Вайро-чаной [87 ]. Новая редакция текста с учетом достижений медиков сопредельных и дальних стран была выполнена Ютогбой Йондан-Гомбо Старшим (708-833), которого считают вторым медицинским Буддой [94, с. 94].

Выполненная Ютогбой Йондан-Гомбо Старшим новая редакция текста включила в себя сведения, которых не было в первоначальном варианте текста на тибетском языке. Это подтверждается следующими словами: "Воплощения Татхагат [будд] ради живых существ в Индии проповедали составление [лекарств], в Китае - прижигание и чистку каналов, в стране Долпо [ныне область Непала] - кровопускание, в Тибете - обследование пульса и мочи, среди небожителей - сто тысяч методов лечения и корригирования, среди риши - восьмичлен-ную "Чараку" [т. е. "Чарака-самхиту" ], среди тиртхиков - "Тантру Черного Владыки" [dbang phyug nag poi rgyud], среди буддистов - разделы покровителей трех генезисов [Манджушри, Ваджрапани, Авалокитешвары ]. В этой Тантре лечения и корригирования собрано и изложено все " [1, IV, 26, л. 65а, б].

В дальнейшем кроме устной передачи смысла, а также методики практического приложения "Четырех Тантр" стали появляться многочисленные комментарии на них и оригинальные сочинения по медицине, которые опирались в основном на традицию "Четырех Тантр", отражали процесс дальнейшего развития медицинской науки. Из использованных мною источников следует отметить как наиболее информативные: "Восемнадцатич-ленный" комментарий к "Четырем Тантрам" Ютогбы Йондан-Гомбо Младшего [18], составленный Сурхарбой Лодой-Чжалбо (XIV в.) комментарий к "Заключительной Тантре" [16], знаменитый комментарий дэсрида (регента при Далай-ламе) Санчжэй-Чжамцо, завершенный им в 1703 г. [11], известный и древнейший трактат "Сомараджа" [12], сочинение Дармо-Манрамбы [7], сочинение монгольского врача первой четверти нашего века Чойжамца [5], медицинское сочинение группы современных тибетских врачей [10] и Толковый словарь медицинских терминов современного тибетского автора Вандуя [8].

Хотя наиболее полным комментарием может быть назван "Голубой берилл" ("Вайдурья-онбо") дэсрида Санчжэй-чжамцо, в тематическом плане наиболее компактно (в отличие от других комментариев, которые неуклонно следуют структуре "Четырех Тантр") основные темы медицинской науки изложены в комментарии Ютогбы [18]. Текст Сурхарбы [16] оказался важен для выяснения некоторых моментов, не рассматриваемых в изложении Санчжэй-Чжамцо как "всем понятные". Принципиальных же различий в них не обнаруживается. Вообще, в плане теории традиция Сурхарбы и традиция Чжангбы, которой преимущественно придерживается Санчжэй-Чжамцо, различаются, по-видимому, как уже упоминалось, в основном определением местонахождения двух функциональных ветров человеческого тела, однако для практики лечения этот факт решающего значения не имеет (он имеет значение на уровне управления телом в йогической практике достаточно высоких ступеней). Трактат "Сомараджа", различные варианты перевода которого были известны в Тибете и авторство которого установить затруднительно [80], также интересен для уточнения некоторых деталей, но в целом он в дошедшую до наших дней медицинскую традицию вписывается с большими оговорками, особенно это касается методики пульсовой диагностики. Сочинение Дармо-Манрамбы [7 ] помимо прочего касается сокровенных методов диагностики и лечения, а также описывает некоторые методы йогического тренинга врача. Практическое пособие Чойжамца издано в переводе на русский язык, к сожалению, с некоторыми купюрами [56] и доступно специалистам, не знакомым с тибетским языком. В работе группы современных тибетских врачей [10] в целом выдержана классическая традиция. Однако, что касается данных анатомии и физиологии человека, Ма-канг предпринял попытку сблизить их с современными представлениями, наполнить классические номенклатурные знаки, принятые для обозначения анатомических и физиологических реалий, содержанием, приближенным к современному. Толковый словарь медицинских терминов Вандуя [8 ] поистине бесценен.

Изучение и анализ тибетских медицинских текстов были бы невозможны без выявления основных терминов, соотнесенных с соответствующими понятиями и составляющих уток ткани описания фундаментальных положений тибетской медицины.

Изучение источников показало, что такими терминами являются термины rtsa (канал-пульсация), rlung (ветер), mkhrfs (желчь), bad-kan (слизь). Согласно положениям тибетской медицины, основу жизни составляет пульсация [1, II, 4], а пульсирующие сущности, от состояния которых в первую очередь зависит здоровье или больное состояние организма, - ветер, желчь и слизь.

 



  • На главную